fedorlevchenkov

Category:

Вирусы, возможно, вообще не существуют (продолжение)

Продолжаем.

Но теперь, пожалуй, самый интересный вопрос. Почему же мы принимаем эту откровенную, не побоюсь этого слова, дичь?

Есть несколько причин, но одной из самых главных является закоренелое СУЕВЕРИЕ. Для того, чтобы это понять, нужно мысленно перенестись ещё дальше в прошлое. В средние века (а может и раньше) считалось, что в больных вселяются демоны, бесы или прочая нечисть и взаимодействие с ними, может сулить беды. Эти суеверия распространяла сама церковь и больных действительно сторонились. Позднее влияние церкви ослабевало, но такое представление о болезнях не спешило уходить из массового сознания. И оно сформировало удачный ландшафт для организации бизнеса фарм-компаниями. Модель "возбудитель — больной — лекарство" позволяла эффективно извлекать прибыль из постоянного наплыва больных, нежели исследовать каждый организм больного в отдельности, определять реальные причины его недуга, устранять их и не видеть потенциального клиента больше никогда. Это не выгодно.

Параллельно светилы фарм-индустрии разрабатывали и ещё более эффективную схему извлечения прибыли "предполагаемый возбудитель — здоровый человек — вакцина". 

Рекомендую всерьёз присмотреться к личности Луи Пастера, которого можно считать канонизированным святым религии паразитарной теории болезней, а на деле являющимся шарлатаном и мошенником. Почитать о его "подвигах" можно, например, в книге Этель Дуглас Хьюм "Бешан или Пастер". Так, например, Пастер, по всей видимости придумал новую болезнь "гидрофобию", известную как бешенство, одновременно с чудодейственным методом лечения от неё, подтасовывая данные и манипулируя со статистикой в свою пользу. 

Приведу цитату из книги о том, как готовилась знаменитая сыворотка, ведь она до сих пор является стандартным протоколом профилактики бешенства среди несчастных покусанных с незначительным изменением технологии её получения.

26 октября 1885 года Пастер описал свой новый метод лечения, состоявший в том, чтобы взять спинной мозг кроликов, которым был введен вирус, оставить его на различное время, затем взбить в стерилизованном бульоне, в два раза превышающем вес каждого кролика, и, наконец, начиная с самого слабого разведения, последовательно прививать пациента в течение десяти дней.

Возникает только один вопрос: какое отношение сей изуверский ритуал имеет к науке?

Не безынтересно и то, как Пастер диагностировал бешенство, так как чудодейственные методики лечения частенько появляются одновременно с тестом, позволяющим списать все неудачные случаи лечения на другое заболевание:

Сам инокуляционный тест для подтверждения бешенства был довольно неточным. Этот тест, введенный Пастером, заключался в том, чтобы взять некоторое количество вещества — слюны, крови, тканей головного или спинного мозга, обычно спинномозговой жидкости — у подозреваемого животного и ввести инъекцией в живого кролика. Даже без великолепного объяснения Бешана, простой здравый смысл подсказывает, что материал одного существа, введенный в другое, скорее всего, будет вредоносным, а Вюльпиан, французский врач и психолог, поддерживавший Пастера, обнаружил, что слюна здоровых людей убивала кроликов так же быстро, как и слюна ребенка, погибшего от гидрофобии. Состояние кролика после инокуляции не доказывало ничего, кроме его слабой или сильной резистентности; тем не менее паралич задней части туловища кролика стал тестом на бешенство у собаки, от которой бралось вещество для инъекции кролику.

Без комментариев.

Используя таких жуликов как Пастер и их связи с властными структурами (в случае с Пастером — с Наполеоном 3-ьим), постепенно паразитарная теория и стоящие за ней интересы фарм-компаний практически полностью подчинили себе академические круги, приписывая себе заслуги за естественный спад уровня инфекционных заболеваний в 20-ом веке (например тут), обусловленный по факту лишь распространением гигиены и повышением качества жизни. И вирусы занимают в ней центральное место. 

Как только инфекционные болезни сошли на нет, фарма взялась за техногенные, такие как рак и СПИД — везде учёные ищут "вирусы" или намёки на вирусы, чтобы можно было бы возложить вину за эти заболевания. И конечно находят. Вот только до сих пор ни один вирус не может быть диагностирован непосредственно. Всегда это какие-то косвенные признаки. Так наличие так называемых "антител" означает, что либо вы переболели, либо что вы сейчас болеете, либо что вы здоровы и защищены от болезни — то есть, в переводе на русский язык, ничего не означает. 

ПЦР-тесты при определённом количестве циклов позволяет найти где угодно, что угодно, но важно, что если искомый генетический материал был получен не от изолированного образца, а от некоей смеси различных биологических субстанций, то диагностировать конкретную болезнь он никак не может. Хотя и возможна корреляция между результатами этих тестов с болезнью, но, повторюсь, этого не достаточно, чтобы с научной точки зрения утверждать причинно-следственную связь возбудителя и болезни.

Меж тем, если бы паразитарная теория была верна, то уровень заболеваний в 20-ом веке должен был бы расти в связи с увеличением плотности населения и транспортного сообщения, ведь опасные вирусы наконец получили пространство для маневра и новых мутаций, которого они покорно ждали тысячи лет истории человеческой цивилизации. Но он неумолимо падает, причём до внедрения вакцин, что можно наблюдать из многочисленных графиков.

Феномен "заразности"

Почему, несмотря на несостыковки даже в официальной фактологии, мы готовы закрывать глаза на этот мифический парадоксальный антинаучный нонсенс с невидимыми неуловимыми смертоносными частицами, и продолжать верить в сказки фармацевтов?

Происходит это не только из-за слепой веры в авторитет "специалистов" или суеверий, но и конечно наложения на наш эмпирический опыт, который, кажется, свидетельствует о заразности заболеваний. А раз есть заразность, то должен быть и вирус — не так ли? 

На самом деле — далеко не факт. Иногда наше восприятие играет с нами злую шутку. В попытке найти виноватого, того, кто заразил нас или злобного микроба, виновного в нашем плохом самочувствии, мы упускаем другие вполне разумные объяснения этих явлений. 

Следует вспомнить, что  моряки, уходившие в дальние плавания страдали от дефицита витаминов, который проявлялся как настоящая болезнь, охватывавшая моряков. И это выглядело как внезапно разразившаяся эпидемия — их так и называли. Причём это связывали с пребыванием в том или ином порту, с заражением, а не дисбалансом микроэлементов, о которых тогда ничего не знали.

Далее, словами доктора Кована, если вы думаете, что массовый всплеск заболевания доказывает наличие вируса, то вы должны считать, что в Хиросиме в 1945 была вспышка вируса. Если вы считаете, что распространение заболевания доказывает наличие вируса, то Чернобыль в 1986 можно также приписать вирусу. По факту же это всё эпидемиологические наблюдения, а задача эпидемиологов — не доказывать что-либо, а выдвигать гипотезы, которые должны быть подтверждены научным методом. Но этих подтверждений нет, а есть догмы, причём имеет место наслоение одних догм поверх других, например, такие как "бессимптомные носители".

Я уже упоминал о провальных экспериментах по попытке заразить здоровых людей гриппом в 1919-1920 годах. На меня в своё время эта информация произвела значительное впечатление. Разрыв шаблона. То есть как так, никто не заразился? Ну не может быть такого! Но с тех пор у меня было время, во-первых, основательно заняться собственным здоровьем, во-вторых, провести кое-какие наблюдения за собой и окружением. Так вот, например, несмотря на что за 2020ый год я 4 раза испытывал симптомы ОРВИ ОРЗ, меня точно никто не заражал. Да, я хоть и не перестал болеть, но симптомы этих заболеваний были настолько лёгкими и настолько одинаковыми, то если это и вирус, то не опасный и мутирующий, а крайне тупой и безобидный. 

Мы склонны преувеличивать фактор заражения в быту.

Наличие общей среды, включающей в себя погодные явления, воздух, общий рацион питания, качество воды могут провоцировать вспышки негативных состояний, которые очевидным образом охватывают тех, кто живёт вместе или "часто контактирует", но не просто между собой, а с одной и той же средой, которая, в особенности в городах, является неблагоприятной. С учётом индивидуальных особенностей организма, эти состояния могут наступать с задержкой, что можно ошибочно принять за заражение одного человека другим.

Мы едим мясо животных, напичканных антибиотиками, никогда не видевших натуральной еды; при выращивании растительной пищи используются тяжелые химикаты-гербициды; консерванты и ароматизаторы заполонили полки супермаркетов; вода из-под крана оставляет грязные разводы; воздух отравляют выхлопы продуктов сгорания нефтепродуктов миллионов ДВС. Но в наших болезнях, конечно, виноваты вирусы.

Вопреки распространённому заблуждению сезонность простудных заболеваний свидетельствует ПРОТИВ их вирусной природы, если опять-таки не делать дополнительных допущений, что якобы "вирусы лучше распространяются" при таких-то погодных условиях. В конце концов, согласно принципу бритвы Оккамы, то, что может быть допущено без доказательств, то может быть и отброшено без доказательств. Что если среда влияет не на вирусы, а на нас напрямую, вызывая "сезонный всплеск заболевания"?

Но существует и ряд особенностей физиологии, которые могли бы объяснить кажущуюся одновременность заболеваний, которые вполне реальны, но мало изучены. 

Мы можем влиять на окружающих, передавая им эмоции, мы способны даже на физическом уровне способны чувствовать их страдания или радость. Улыбка заразительна, смех заразителен — всё это на абсолютно физиологическом уровне. Стресс и нервозность также передаются окружающим. 

А кто не замечал, что люди в одной комнате начинают зевать одновременно? Что это, неужто вирус зевания передаётся по воздуху? 

Есть ряд задокументированных свидетельств о синхронизации менструальных циклов у женщин, проживающих совместно. Опять вирус?

Брюс Липтон ссылается на эксперименты, где симбиотические растения были помещены в герметически защищённые друг от друга ёмкости и всё равно испытывали воздействие друг друга:

Например, в своей недавней работе австралийские ученые воспользовались одним наблюдением садоводов: если посадить базилик рядом с семенами чили, то можно получить большой урожай этой пряности. Исследователи поделили 3600 семян чили на три группы и наблюдали за скоростью прорастания каждой из групп. Далее они повторили эксперимент с 3600 контрольными семянами. Результаты экспериментов подтвердили народную мудрость садоводов: присутствие базилика "повышает скорость прорастания" семян. Однако самым интересным результатом стло то, что скорость увеличивалась, даже кода три наиболее изученных учёными сигнала (свет, химические вещества, физическое прикосновение) были заблокированы. Исследователи пришли к выводу, что все эти три сигнальных механизма "были совершенно не нужны" для того, чтобы семена чили и растения базилика могли ощущать присутствие друг друга.

Живое взаимодействует с живым, причём даже тогда, когда все известные нам способы доставки каких-либо сигналов искусственно заблокированы. Нам только предстоит выяснить как это происходит.

Возможно и состояние болезни может передаваться подобным образом? Может мы переоцениваем влияние невидимых частиц, достоверных свидетельств существования которых, по факту, просто нет?

Конечно, нам неприятно когда на нас чихают и кашляют, и хочется, чтобы они этого не делали. Но возможно это не так страшно, как нам кажется? Возможно это не несёт той угрозы, которую нам сейчас пытаются внушить? Может не зря на сайте ВОЗ была заметка, посвящённая тому, как следует чихать в изгиб локтя, чтобы никого не "заразить". Может это и есть необходимая и достаточная мера предосторожности?

Верю ли я в вирусы?

Я убежден, что в вопросах науки «вере» нет места. Я ЗНАЮ, что у каждой болезни есть причина, но тождественно ассоциировать её с внешним возбудителем, является большой ошибкой. Теория среды и холистический подход к здоровью, напротив, недоизучены и несут в себе большой потенциал.

Впрочем, есть один вирус, который вполне реален, и он, увы, распространяется. Нет более губительного фактора, так эффективно уничтожающего свободу и обрекающего каждого "инфицированного" на жалкое рабское существование. Этот вирус — СТРАХ. Страх надламывает человеческий дух, делает нас слепыми к фактам и глухими к аргументам. Если вы позволите страху управлять вашей жизнью, то вы примите любое объяснение и любое "спасение", даже от рук тех, кто эту проблему создал в первую очередь. 

Но этот вирус боится одного лекарства — ЗНАНИЙ. Знания придают силы и  знания приносят решения. Те, кто распространяют страх, не хотят, чтобы вы знали или стремились к знаниям. Они хотят, чтобы вы ВЕРИЛИ в их единственно правильную официальную версию. Не попадитесь на их трюк.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic