fedorlevchenkov

Categories:

Вирусы, возможно, вообще не существуют

Вирусы. Эти крошечные скрытые от всяких глаз агенты смерти настолько глубоко внедрились в нашу культуру, что мы едва ли можем представить себе мир без них. Ведь "так говорит наука".

Но странно вот что: нас якобы окружают миллионы вирусных частиц, а меж тем ни одна из этих частиц не была "поймана", изолирована (отделена от других частиц) и изучена, как того требует научный метод. Оказывается, ни из воздуха, ни с ручки двери, ни из слюны, ни из крови больных, ни из их, я извиняюсь, соплей, невозможно получить вирус. 

Не существует фотографий именно вирусов. Все графические изображения "жизни" вирусов являются художественным вымыслом, заказанной визуализацией теории, а все фотографии с электронных микроскопов, если и есть, содержат снимки нефильтрованных смесей частиц, клеток и их остатков, нахождение в которых вирусов никак не доказано — это просто многообразие клеточных структур, увековеченное в кадре. Тем не менее ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ, что вирусы есть. А ведь в то же самое время есть даже снимки процесса деления клетки, на которых видны чуть ли не разделяющиеся нити ДНК. Учёные давно оперируют на уровне нанотехнологий, без труда отличают разные изотопы атомов, но не могут выделить хоть какой-нибудь вирус? Никакой не могут.

Почему вирусы так не уловимы?

И что вообще скрывается под словом "вирус"? 

Абстрактная концепция, позволяющая объяснить наблюдаемые явления реального мира, ИЛИ противоречивая гипотеза, порождающая больше вопросов, чем ответов?

Прорыв в области микробиологии ИЛИ результат многолетнего поиска паразитарной теории болезней, в котором было наперед известно, что должно было быть найдено? 

Удачная идея, которая позволит исцелять болезни и спасать жизни, ИЛИ "удачная" идея, которая позволит бесконечно наполнять и без того тугие кошельки фарм-компаний?

Приглашаю вас заглянуть в эту кроличью нору вместе со мной и задуматься над вопросами, которые официальная наука удостаивает лишь гробовым молчанием. Я знаю, что многим тяжело даже допустить такую мысль к рассмотрению, но не спешите отвергать приведенные факты ведь, как говорил Аристотель, "способность принять в расчёт идею, не соглашаясь с ней —  это и есть признак образованного ума".

Прежде чем мы начнём

Во-первых, все рассуждения приведены НЕ для того, чтобы поставить финальную точку в спорах о коронавирусе и методах борьбы с ним. И хотя коронавирус даже среди своих собратьев является "особенным"  (Почему Ковид-19 такая "удобная" болезнь?), с ситуация вокруг него лежит не в области науки, а в области права и политики. Если вам интересна эта тема, то рекомендую начать с поста Новая нормальность — норма или безумие? и дальше по тегу «Новая нормальность» или «Пандемия».

Есть вирус на самом деле или нет — не имеет никакого значения, чтобы понять факт преступления перед человечеством борцов с эпидемией, уничтожающих права людей по росчерку пера и также легко гробящие жизни в своих бесчеловечных экспериментах.

Во-вторых, будут отсылки на научную информацию. Безусловно, у меня нет квалификации, чтобы проводить соответствующие эксперименты. Что это значит?  А то, что глядя в пробирки и микроскопы, я не смогу как-то охарактеризовать увиденное и сделать выводы. Но я утверждаю, что я, как и любой человек, дружащий с логикой и здравым смыслом, может судить результатах этих экспериментов и об утверждениях, на основании этих результатов сформулированных. Никакая наука не может отменять логику и здравый смысл.

В-третьих, сомнения по поводу существования вирусов не предполагают автоматического отрицания факта существования болезней, с ними связанных, а также феномена "заразности", который мы обсудим в последней части поста. Люди болеют.

Цель — попробовать иначе взглянуть на сущность болезней, осознать, что другие люди, животные и природа в целом не представляют для вас опасности, и, хотя бы в перспективе, начать путь к настоящему здоровью, не через волшебные пилюли фармацевтов, а через понимание принципов работы собственного организма.

А теперь собственно к тому, что не так с вирусами?

Вирусы не живые

Вирусы не двигаются, не взаимодействуют с окружающей средой, у них нет энергообмена — вообще говоря, нет почти ничего присущего живым организмам. Я описывал, чем принципиально отличается живое от неживого (пост Познай себя). Так вот несмотря на то, что вирусы относятся к неживой природе, им приписывается интеллект и свойства, присущие живым. Это принципиально. Также как-то не логично выглядит наличие этого бесконечного злого умысла, желания мутировать (об этом дальше) и уничтожать живое. Живые организмы иногда паразитируют, иногда вступают в симбиоз, но никогда не нацелены уничтожение собственной среды обитания.

Изначально само слово "вирус" переводится как "яд" — и это значение куда более логично объясняло бы природу вирусов: это яд, от которого организму нужно избавиться. Но суждения о наличии ума и изменчивости у яда выглядят сомнительными.

Беспрецедентная возможность взлома клеточных механизмов

Нас настолько поглощает ежедневная рутина и наша социальная жизнь, что нам сложно понять и по-настоящему восторгнуться феноменом жизни, её сложностью, разнообразием и продуманностью. Но даже если микроскопа под рукой нет, можно уловить частицу этого восторга, читая произведения таких учёных, как, например, Брюс Липтон. Живая клетка — это самое настоящее волшебство. И хотя то, как она устроена и функционирует, как она взаимодействует с внешней средой — во многом ещё предстоит выяснить науке, утверждение, что неживой объект может "прилететь" снаружи, проникнуть внутрь клетки, подчинить себе клеточные механизмы, является очень серьёзным предположением, требующим таких же серьёзных подтверждений.

Если бы паразитарная теория была верна, то в живых не осталось бы никого, чтобы в неё верить. (с) Бартлетт Джошуа Палмер

Если бы такие "универсальные" взломщики бы существовали, то шансов на выживание у какой-либо формы жизни бы не осталось, ведь жизнь не смогла бы сохранить свою целостность и стабильность. Не спасла бы никакая "иммунная система", которая как бы где-то отдельно. Однако нам предлагают принять на веру, что у каждого из сотен тысяч видов животных, есть сотня тысяч вирусов-сателлитов, сопровождающих их и готовых в моменты минутной слабости уничтожить. Эти вирусы обычно привязаны к виду, но ИНОГДА перебегают, например, от летучих мышей к человеку. Но может, господа учёные, вы просто чего-то не понимаете о живых организмах и поспешно называете эти особенности "вирусами"?

Иммунная система

Иногда при столкновении с возбудителем человек не заболевает, и тогда наука утверждает, что у него есть "иммунитет". Я уже писал о подмене понятий между иммунитетом и здоровьем, которая произошла за последние 150 лет.

Но сейчас я хотел бы заострить внимание на том, что, вообще говоря, в науке есть чёткий критерий, что можно считать научной теорией, что нет. Это принцип фальсифицируемости. Если коротко, то формулируя какую-то теорию, должен быть способ, хотя бы теоретический, её опровергнуть. Если теория нефальсифицируема, то есть опровергнуть её нельзя, то она НЕНАУЧНА. Так вот иммунитет и ситуация, когда люди при контакте с опасным патогеном "иногда" не заболевают, вообще говоря, выбивает научную основу у вирусной теории из-под ног. Её можно вернуть в разряд научных, вводя дополнительные ограничения и допущения: как измерить иммунитет, сколько он действует и как он работает — но всё это существенно усложняет возможность её доказать и требует большей строгости и скрупулёзности. 

На практике же мы видим обратную ситуацию, вводятся дополнительные допущения, которые не доказываются, а принимаются за догмы. Например, что уровень антител в крови связан с иммунитетом. Возможно, это так, возможно есть корреляция, но это ещё не доказывает однозначную двустороннюю зависимость, "антитела гарантируют иммунитет" или что "нет антител = нет иммунитета".

Инкубационный период

Ещё одно понятие, которое существенно усложняет какого-либо рода научный эксперимент (а вся наука — это эксперимент, а не голая теории). Собственно симптомы заболевания проявляются по истечению периода времени, причём весьма значительного по меркам микромира наших клеток. В большинстве так называемых "вирусных" заболеваний этот срок от недели до месяца, а в случае с ВИЧ он вообще растянут от нескольких месяцев до нескольких лет. 

Нужно понимать, что чем больше инкубационный период, тем сложнее поставить эксперимент по заражению или утверждать, что заражение имело место в конкретный момент времени и было обусловлено конкретным событием. Представьте, насколько сложно утверждать, что вы "заразились" две недели назад. А если месяц? Что ещё могло случиться за это время? Может на самом деле вы начали болеть только вчера. Понятно также, что в случае с ВИЧ — это однозначно просто невозможно сделать.

Но интересно и то, что делает вирус в организме всё это время? Ведь он якобы обладает супер-способностью взламывать и подчинять себе чуть ли не все его клетки, одну за другой. Но этого не происходит. А если это происходит, то почему организм этого как бы в течение двух недель не замечает? Почему, несмотря на наличие вируса в организме и его активную деятельность, все его функции организма находятся в норме?

Количество вирусных частиц

Ещё одно противоречие может быть найдено в идее "количества вирусных частиц". Сейчас мы, кстати, стали гораздо чаще о ней слышать. Утверждается, что якобы с небольшим количеством вирусных частиц организм может справиться без того, чтобы заболеть. Однако не разъясняется, как. В частности, этим фактором мотивируется призыв носить маски: маска якобы отсеет часть вирусных частиц и болезнь пройдёт легче. Хотя мы-то знаем, зачем они нужны

Однако не понятно как так может быть. Если и 1 вирус, попавший в организм, может поразить клетку и заставить её воспроизводить новые вирусы, то ситуация с тем, что заражение не произойдёт абсолютно невозможна. Какая разница, попал к вам 1 вирус или 100, если уже после нескольких циклов воспроизводства, их станет 1000?

Давайте посмотрим, что говорит "наука" на этот счёт. В частности критерии Хилла, которые используются для обоснования причинно-следственной связи между возникновением заболевания и предполагаемым возбудителем.

Критерий 5. Биологический градиент (зависимость доза-реакция): более сильное воздействие, как правило, должно приводить к большей выраженности эффекта. Однако в некоторых случаях и само присутствие фактора может вызвать эффект. В других случаях наблюдается обратная пропорция: большее воздействие приводит к меньшей заболеваемости.

Короче, полная бессмыслица с точки зрения фальсифицируемости (то есть нормальной науки без кавычек). Увеличение количества вирусных частиц приводит к более выраженному эффекту или не влияет, или приводит к уменьшению эффекта.

Ещё один вопрос, возникающий при попытке представить себе количество вирусных частиц: если организм столкнулся с количеством вируса, недостаточным, чтобы вызвать заражение, то не должно ли у него образоваться хоть какого-то иммунитета? Вирусная "наука" это в расчёт не принимает. Идея иммунитета вытаскивается вирусологами как туз из рукава, когда она нужна (например, чтобы обосновать применение вакцин), и исчезает в небытье, когда она идёт в разрез с их гипотезами (аналогично, когда речь идёт о естественно перенесённом заболевании).

Если бы реально существовала эта "вирусная нагрузка", то врачи, постоянно контактирующие с "заразными" инфекционными больными, должны болеть значительно чаще. Однако этого не наблюдается: врачи не болеют чаще, не болеют реже, а болеют примерно с такой же частотой, как и простые люди. То же самое можно сказать о людях, которые существенно больше других контактируют с людьми, например, ездят в общественном транспорте. Они болеют или также, или лишь незначительно больше чем те, кто пользуется сугубо личным транспортом.

Разные симптомы якобы одного заболевания

Здесь речь пойдёт преимущественно об ОРВИ (опять же прослеживается интересная метаморфоза из аббревиатуры ОРЗ), хотя суждения применимы и к другим якобы вирусным заболеваниям, однако нужно признать, что некоторые из них всё же имеют более-менее стабильную симптоматическую картину, что, в общем-то, не говорит ничего об их вирусной природе.

Итак утверждается, что один и тот же вирус может "поражать" совсем разные ткани организма, вызывая насморк, боль в горле, кашель, бронхиты, и, конечно, же пневмонию. Параллельно тем же самым вирусам приписывают головные боли, проблемы с желудком и кишечником и многие другие.

Никого не удивляет, что один человек, болея насморком, "заражает" кого-то воспалением лёгких. Вирусы всё это "объясняют".

На практике же, конечно, эти утверждения ещё больше усложняют проведение научного эксперимента, который бы хотя бы теоретически мог подтвердить или опровергнуть факт заражения, делая его невозможным.

Вирусы постоянно мутируют

Хотя вирус не является живым объектом, любое живое существо на Земле может позавидовать их изменчивости. Чем обусловлена эта особая изменчивость не вполне понятно. По-хорошему, вообще невозможно говорить о том, что что-то изменилось, если это что-то не выделено отдельно как объект физической реальности. 

Но "учёные" сговорились (не могу подобрать другое слово) идентифицировать вирусы по генетическим следам. Причём эталонные генетические последовательности которые получены не из целостного вируса, который, как я уже говорил, не выделен, а из смеси биологических субстанций, таких как части клеток организма и продукты их распада, бактерий и грибков, живущих на них. Так вот этот компот из разнообразного генетического материала загружается в компьютерную программу, которая хитрым образом компонует из него геном вируса. 

Что такое мутация? Мутация — это, по сути, неудачная попытка повторить этот эксперимент, который, в зависимости от меняющегося исходного материала, всегда выдаёт разный результат. Однако, вопреки здравому смыслу, вместо признания недостоверным самого эксперимента, который нельзя воспроизвести с получением того же самого результата, придумывается новая рационализация: вирус мутировал. На это накладывается какое-либо эпидемиологическое наблюдение (о том, что это такое, будет дальше) или какая-то искаженная или просто незащищённая от влияния других чувствительных факторов статистика. И так получается новый "опасный" штамм.

Постулаты Коха

Но не всем плоха паразитарная теория болезней. Многие из её основателей, похоже, искренне верили в неё и оставили нам довольно строгие критерии позволяющие определить, что патоген (любой природы) вызывает болезнь. 

Из википедии:

Постулат 1. Патоген постоянно встречается в организме больных людей (или животных) и отсутствует у здоровых;

Постулат 2. Патоген должен быть изолирован от больного человека (или животного) и его штамм должен быть выращен в чистой культуре;

Постулат 3. При заражении чистой культурой патогена здоровый человек (или животное) заболевает;

Постулат 4. Патоген должен быть повторно изолирован от экспериментально заражённого человека (или животного).

Эти критерии — не какая-то специфичная наука, это чистая логика. Однако угадайте для скольких из "известных" вирусов были выполнены указанные процедуры?

Ни для скольких!

Точнее даже так: ни один из постулатов не соблюдён ни для какого из предполагаемых вирусных патогенов. "Патоген" встречается как у здоровых так и у больных, или вовсе не встречается, у больных, но это не то, о чём вы подумали. "Патоген" невозможно изолировать от больного человека и уж тем более вырастить его в чистой культуре, хотя бы с поправками на то что это должна быть какая-то клеточная культура. При контакте человека с "патогеном" заражение или происходит, или не происходит (иммунная система), или его нужно ждать долго (инкубационный период), а там уж или ишак или падишах — ну вы поняли.

Как должен выглядеть эксперимент по выделению (изоляции) вируса и контрольный эксперимент к нему. Такие эксперименты не проводятся.
Как должен выглядеть эксперимент по выделению (изоляции) вируса и контрольный эксперимент к нему. Такие эксперименты не проводятся.

Чтобы как-то выкручиваться из неловкой ситуации, медицина выдумывает новые обтекаемые формулировки. Так по всё тем же критериям Хилла от 1965 года допускается предполагать вирусную природу заболевания просто когда "отсутствуют другие вероятные объяснения того же заболевания".

Как же учёные "обнаруживают" вирусы?

Однако ладно, примем допущение, что вирус каким-то образом существует только в клетке и "вырастить" его в чистой культуре (просто питательной среде) невозможно, есть же опыты в лабораториях, где на разных клеточных линиях разных тканей мышей, макак, людей, выращивают нечто. Это что не наука?

Здесь следует обратиться к истории, к экспериментам 1950х годов Джона Эндерса, которые стали своеобразным стандартом вирусологии, за которые, кстати, он был удостоен Нобелевской премии в 1954.

Далее я изложу суть и результаты экспериментов своими словами, хотя рекомендую посмотреть оригинал ролика доктор Тома Кована и Эндрю Кауфмана, где они рассказывают про эти эксперименты(основное примерно с 05:30 по 20:00, англ.) и не только. 

https://media.andrewkaufmanmd.com/Covid-19-Myths%20Part%201%20Replay.mp4

Источник.

UPD: пока искал картинки для поста, нашел качественный и гораздо более подробный, чем получился у меня, разбор эксперимента Эндерса на русском языке у пользователя hippy-end, за что большое ему спасибо. Но, с вашего позволения, я ограничусь более кратким своим описанием.

Эксперимент заключался в следующем: из тела больного человека получали жидкости, в которой, по предположению исследования, находился вирус, далее она подвергалась незначительной фильтрации (ВАЖНО, что процесс очистки НЕ позволял получить из жидкости однородную массу, содержащую только вирус — это была просто очистка от крупных примесей), плюс в неё добавлялись специфичные ингредиенты, в частности, антибиотики. Полученный субстрат вводился в клеточные культуры макак, кажется клетки почек макак, находящиеся в питательном растворе из околоплодных вод коровы (бе) и тоже каких-то дополнительных примесей, типа конской сыворотки — что бы то ни было. Следует отметить, что сами клетки также накачивались антибиотиками, которые известны своей токсичностью по отношению к клеткам, причём, в частности, по отношению к клеткам почек, участвовавших в эксперименте. Кроме того, питательный рацион клеток существенно менялся в сторону голодания — это объяснялось тем, что голодающие клетки более восприимчивы к внешней интервенции.

В результате эксперимента наблюдался "цитопатический эффект" (СРЕ), выражаясь привычным языком, — распад клеток, то есть клеткам действительно становилось худо, из чего был сделан вывод об наличии вируса (вируса кори в данном случае) в растворе, и его патогенности.

Но примечательно, что сам Эндорс сделал 2 уточнения к этим наблюдениям:

1. Во-первых, наблюдаемый эффект имел место in-vitro, что совершенно не означает, что в реальном живом организме имеют место те же самые процессы. Опять же клетки почек макак - не совсем одно и то же, что клетки человека, да ещё и в питательном растворе, отдельно от всей остальной несчастной мартышки.

2. Во-вторых, Эндорс и его товарищи проводили что-то типа контрольного эксперимента: те же самые манипуляции с клеточными культурами без введения какого-то субстрата из выделений больных корью, который, ВНИМАНИЕ, продемонстрировал тот же самый цитопатический эффект.

Из-за этого сам Эндорс в своих работах очень осторожно высказывался о том, чтобы делать какие-либо выводы из этих экспериментов. Однако последователи Эндорса его предостережения проигнорировали и, видимо, чтобы угрызений совести особо не испытывать, перестали проводить какие-либо контрольные эксперименты. "И так сойдёт!"

Эксперименты Стефана Ланки

Доктор Стефан Ланка (впрочем, известный отрицатель вируса кори) решил в своей лаборатории повторить контрольные эксперименты Эндорса и убедиться, что цитопатический эффект является результатом самой методики проведения исследования. 

В результате, как и ожидалось, был получен тот же самый распад клеток.

Цитопатический эффект в экспериментах Ланки при разных условиях голодания и накачивания антибиотиками (без каких бы-то ни было вирусов)
Цитопатический эффект в экспериментах Ланки при разных условиях голодания и накачивания антибиотиками (без каких бы-то ни было вирусов)

Верить этим экспериментам или нет — конечно, решать вам. Для меня показательно как минимум то, что нет и не будет научных дебатов, посвященных этому вопросу, а полученные Ланкой результаты будут пытаться замять как будто бы их нет, маркируя их как ненаучные, хотя это та самая наука, состоящая из повторяющихся экспериментов, и есть. Почему бы д-ру Ланке не попытаться воспроизвести эксперимент, в котором он сомневается? 

Важно то, что десятки престижных медицинских изданий, утверждающих то, что они "изолировали" вирус SARS-Cov-2, ссылаются именно на полученный в ходе своих процедур цитопатический эффект, который не является доказательством чего-либо. То есть, вся официальная версия, карантины, вакцины и локдауны, держится, в конечном счёте, на этой весьма неоднозначной логической цепочке, что цитопатический эффект in-vitro (in-vivo — не понятно, что происходит) связан с присутствием вируса, при том что элементарный контрольный эксперимент это опровергает.

Это реально всё, что стоит за вирусной "наукой"?

При этом существуют нормально изолированные и изученные вирусы-бактериофаги. Тот же доктор Ланка в своей научной работе изучал вид вирусов морских водорослей. Но то — другие вирусы, это не невидимые патогены, враги всего живого, а обычные объекты микромира живой природы.  

Существуют сравнимые с предполагаемыми вирусами по размеру частицы, которые выделяют сами клетки — они называются экзосомы.  Они были открыты в начале 1980х и с тех пор накопилась уже приличная база описания этих частиц, полученных от изолированных однородных (по размеру, форме и плотности) образцов после центрифугирования, то есть единственно возможным способом. Не нужно предполагать, что они есть: их можно получить в отдельности и исследовать. Данные их ДНК и РНК получены из реальных образцов, а не из компьютерной программы. 

О чём это говорит? О том, что это технически вполне возможно сделать имеющимися технологиями. И уже давно!

По всей видимости, то что учёные приняли за вирусы — это и есть экзосомы, а причина, по которой вирусы не изучаются как самостоятельные объекты физической реальности по правилам, сформулированным самими основателями паразитарной теории, а изучаются как фантомы, заключается в том, что они не обладают теми патогенными свойствами, которые им приписываются. А на этих воображаемых свойствах уже построен огромный бизнес фарм-компаний, который, по большому счёту, финансирует этот бой с ветряными мельницами. Поэтому не существует никаких противовирусных препаратов, хоть сколько-нибудь эффективных (по сравнению с плацебо), в то время как антибиотики работают как часы.

Продолжение следует ...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic