fedorlevchenkov

Category:

The End of All Evil (часть 5)

Ссылки на предыдущие части:

Главы 1 и 2

Глава 3

Глава 4 (начало)

Глава 4 (окончание)

Глава 5 

Выборочные цитаты из предыдущей части:

Страшной анархии, как таковой, не существует. Вы не убьёте соседа в отсутствии полиции. Вы — не зло. Те, кто хотят контролировать вас и применять насилие над другими, хотят вбить вам в голову одно, что вы не достойны управлять собой. Они учат, что вы не достаточно умны, сдержаны и ценны. Они учат, что только правительство может управлять вами. Слово "правительство" означает тиранию. Оно существует, чтобы закрепить и узаконить владение вами.
Вами не нужно управлять. Вы — человеческое существо с неограниченной ценностью и возможностями. Вы и только вы можете контролировать свои действия, речь и свой труд. Все, кто хотят получить что-то от вас, должны просить разрешения на это. Любой, кто этого не делает, является злом.
Каждый аспект культуры королей обучал людей концепциям дворянского отличия, лояльности, долга и чести. Все эти идеи сплошь ложь; они были созданы только, чтобы внушить людям, что их собственная ценность меньше ценности короля. Без этих уловок культуры, король был простым головорезом, отбирающим еду и результаты труда других посредством меча. С этими уловками он — Его Величество, Король. Вся эта ложь, изобретённая культурой, направлена на поддержание власти у тех, кто её захватил.
Каждый раз, когда людям удаётся дать отпор культуре, они всё больше узнают о собственной ценности. Когда бунтарский дух распространяется хотя бы среди выдающихся смельчаков, культурная хватка ослабевает, и люди перестают видеть в короле того, кто имел право выдвигать им какие-то требования. Они начинают видеть отблеск собственной ценности.
История свободы показывает и то, что это насилие знаменует не укрепление зла, а его гибель. Насилие требуется лишь тогда, когда культурная хватка ослабевает настолько, что оказывается неспособной контролировать умы людей. Смерть королей, распад государств, мутации культуры и насилие правительств — всё это свидетельство приближающегося конца зла. Власти всех мастей борются за то, чтобы сделать очередной вдох в мире, который обретает навыки и понимание, как утопить их навсегда.
Людям внушают, что они якобы управляют своими правительствами посредством демократии, коммунизма, теократии и различного рода ритуалов. Им внушают, что их государства принадлежат им. Такова культура этого "мы". Правда заключается в том, что это государства владеют ими.
Как только вы выдадите кредит доверия любому паразитирующему институту, вы моментально становитесь его жертвой. Будучи волком в овечьей шкуре, они хотят, чтобы вы верили, что они защищают вас от анархии или любого другого врага, придуманного ими. Их законы, однако, не говорят об этих врагах, они говорят о вас, от том, сколько денег вы им должны или что вы обязаны делать для них.
Правительство — это агент силы. Как только ему вверено хоть какое-то влияние, как только вы уполномочиваете его отбирать жизнь и свободу, оно становится агентом зла. Злым людям, ищущим власти над вами, не нужно сражаться с вашим правительством. Всё, что нужно злу уже есть в правительстве, поэтому зло естественным образом подыскивает себе в нём местечко.
Нет ничего плохого в помощи друг другу в рамках сообщества. Нет греха и в самопожертвовании или в том, чтобы делиться. Но как и со всеми культурами эти идеи являются ложными. Коммунизм и социализм — это не про то, чтобы жертвовать чем-то ради общего благо для других или делиться по доброй воле. Это всегда происходит по принуждению. Социализм учит, что люди не владеют результатами своего труда. Они запутывают людей культурными идеалами такими как долг и братство. Но их истинная природа — это насилие. Ничто при социализме не происходит добровольно. Всем движет насилие или угроза его свершения. Как их все остальные культуры, социализм и коммунизм являются злом.
Везде, где вы не встретите культуру, поддерживающую власть или пытающуюся установить таковую, вы увидите разрушение свободы. В каждой культуре люди были обмануты верой в то, что их власти хорошие. Даже когда им удаётся увидеть тиранию властей в истории, они оказываются неспособными разглядеть её в собственной культуре здесь и сейчас.
Рэкет, по определению, — это создание угрозы и требование платы за защиту от неё. Такое рэкетирство посредством закона является установленной формой рабства. Мафии и правительства следуют одному и тому же шаблону. История показывает, что конкретное наименование, присвоенное им, зависит только от успешности осуществляемых вымогательств.

ГЛАВА 6. ДЕМОКРАТИЯ

Рабство под видом свободы 

Наивысшим успехом культура достигает, если ей удаётся убедить людей в том, что они свободны, тогда когда на самом деле они находятся в рабстве.

Демократия — это изобретение, а не нечто само собой разумеющееся, как она преподносится. Это конструкция зла. Она придумана, чтобы подменить собой свободу, в то время как закон удерживает свою хватку над людьми и контролирует их жизни. Как всегда на протяжении всей истории, шаблон тирании повторяет себя, изобретая всё новую ложь для прикрытия рабства и эксплуатации.

Демократии  — это учение о том, как сделать из людей рабов, и об их хозяевах. На словах наиболее продвинутых мировых демократий твердят о свободе и праве голоса для каждого. Они утверждают, что это наилучшая форма правления. Обоснованием предлагается право голоса для простых людей. Так в отличии от королей, диктаторов и коммунистов, демократия позволяет каждому соучаствовать в насильственном вмешательстве в дела других.

Демократическое зло не имеет ничего общего со свободой. При свободе людей никто не пытается поработить. Демократия же, напротив, даёт возможность поработить вас всем и каждому.

Управление в руках большинства

Демократическая культура также основана на верховенстве закона. Она учит тому, что закон, созданный большинством, становится моралью. Любой закон, любое требование, любое наказание является моральным, если они одобрены большинством. Разные по формату, демократические республики, представительства супер-большинства и другие вариации, по существу, мало чем отличаются. Любой закон, который приняли эти представители, большинство, подавляющее большинство или любая другая группа, становится новой моралью для всех.

Но, вдумайтесь, если вы можете убедить 50% людей поработить себя или своих соседей, станет ли это моральным? А если 66%, 75%, 99% или вообще всех — будет ли это моральным? Издержки законов играют на пользу зла. Зло ищет способы контролировать людей, чтобы нивелировать их ценность. Ему не важно, кто порабощает кого или под каким предлогом.

В законе нет морали. Демократия учит, что если правящий законодательный блок одобрит закон, то правомерно и уместно применять его к людям. Но почему уничтожение свободы становится уместным просто потому что кто-то другой так сказал? Станет ли зло более правомерным от того, что больше людей желают его? Будет ли оно правомерным, даже если все пожелают зла? Тирания одного короля, по сути, ровно такая же как и тирания сотни миллионов королей. Принуждение, предусмотренное законами, — есть зло по своей природе; не важно как оно обосновано.

Спрятать тиранию под завесой представительского правительства и решениями большинства — такова суть управления в современном обществе. После стольких тысячелетий вождей и королей, люди научились усматривать зло в тирании. Тысячи лет ушли на то, чтобы сбросить с неё маску благородства и божественного права на власть. Сегодня многие понимают, что не может существовать права быть королём и управлять кем-то просто по рождению. Но коварство зла переложило это право на искусственные общественные институты. Зло учит современных людей, что короли и диктаторы были ошибкой, но подчиняться своим соседям просто необходимо.

В ранней истории Соединённых Штатов большинство поощряло эксплуатацию и притеснения африканцев. Были ли такие законы и правила моральными? Такие теории как "власть большинства" являются злом по своей природе. Зло хочет, чтобы вы верили, что зло есть добро, а свобода — это хаос.

С позиции свободной личности, ужасно смотреть как члены демократии не только проглатывают власть закона, применённую во всех формах и выражениях к своим жизням, но и сами насаждают различные новые вариации норм и морали друг над другом.

Некоторые верят, что демократии безопасны и уместны, так как думают, что большинство людей являются порядочными. Они верят, что большинство будет устанавливать только уместные и необходимые правила и законы для меньшинства. Это убеждение содержит как минимум две ошибки. Первая — это что законы являются благородными и то, что правомерно заставлять меньшинство подчиняться им. Вторая — это то, что меньшинство, представленное само себе, разрушит свои жизни и жизни всех остальных. Система законов и полицейских контролирует меньшинство, провозглашая любые отклонения в их поведении преступлением. Ничто из этого не говорит о защите свобод большинства, а лишь о контроле и о приучении меньшинства ко вкусу зла. Жажда власти над другими — вот в чём заключается уловка демократии.

Никакого большинства не существует

Современная история мощнейших демократий показала, что не существует ни большинства, ни меньшинства. Фракции идеологий разбивают население демократических обществ на бесчисленные осколки. Разные подходы, компромиссы и правила в пух и прах разбивают любую возможность появления какого бы то ни было большинства, параллельно создавая бесконечные формы принуждения для всех посредством закона.

Благодаря этому вы обязательно окажетесь в каких-то большинствах и каких-то меньшинствах. Вы вкусите как контроля над другими, так и принуждения, установленного над вами. 

Ваш сосед, думающий не так как вы, может желать пожертвовать вашей свободой ради достижения каких-то своих целей. Аналогично и у вас будет соблазн представить своих соседей как преступников. Как только культуре удаётся преподнести как благо уничтожение свободы под любыми предлогами, то власть хоть и разделяется между разными людьми, но её тирания при этом только растёт.

Насилие и разрушение

Демократия создаёт насилие и разрушение. Демократия учит людей, что уместно устанавливать свою волю над окружающими посредством силы. По существу, она учит людей, что можно отбирать всё что угодно у других посредством силы.

В демократиях всегда работает система социального обеспечения, потому что каждый может создать закон, легитимизирующий воровство в том или ином виде. Сильнейшие демократии собирают большие налоги и устанавливают больше всего норм. Госслужащие могут влиять на законы, чтобы укреплять свои позиции и увеличить свой персональный доход. Чем больше норм и правил установлено, тем больше возможности для разбоя под знаменем заботы об общем благе.

Одни хотят контролировать поведение других во имя религии, другие — экологии, третьи — экономики, четвертые — стабильности и безопасности. Демократия учит, что эти вещи имеют большую ценность, чем сами люди. Зло всегда пытается внушить людям, что достижение определённого поведения людьми важнее, чем они сами. Злу нужно, чтобы вы верили, что ценность и праведность находится в абстрактном общественном благе, а не в вас самих.

По мере того как культура демократии укрепляется, всем становится очевидным, что легитимность закона — это фарс. Любой закон преподносится как благое дело, только потому что это закон. Похищения людей, угрозы, убийства и всё то, что считалось преступлением, теперь делается "ради вас" руками полиции. Зрелые демократии также вполне законным образом содержат множество людей на иждивении, которым позволено брать и получать всё, что им вздумается, когда им вздумается. В этом не больше зла чем в самих законах, но ещё больше эффективности.

Наивысшей степенью расцвета демократии является хаос из людей, ворующих друг у друга, уничтожающих свободы друг друга и уничтожающих сам человеческий дух, просто потому что им "можно". Наивысшим достижением демократии является неспособность думать, говорить или действовать из-за страха перед законом. Это не анархия, это тирания. Тирания всё время маскируется под культуру и законы.

Идеальное зло

Чтобы понять суть демократии, важно осознать, что любое уничтожение свободы есть зло. Стабильность контроля — это основополагающая цель культуры. Чем больше стабильности власть может заполучить, тем лучше.

В истории не существует такого понятия, как стабильность. Войны начинаются постоянно, империи рождаются и разрушаются на протяжении веков. Кажется, что уже каждое оправдание для тираний всех мастей было опробовано и, в конечном итоге, отвергнуто.

Люди ищут свободы жить, как им хочется, потому что свобода — это человеческая природа; свобода — это жизнь. История задокументировала нашу продолжительную борьбу против зла. Зло, в конечном счёте, проиграло все войны, которые организовало. Это испытание человеческой силы и добродетели. Но это и испытание зла на способность адаптироваться и эволюционировать.

Каждая форма тирании потерпела неудачу, потому что люди, в конечном счёте, распознали её и восстановили свою свободу. Зло нашло решение своим проблемам, превратив своих рабов в своих партнёров.  

Демократия — это величайшее их зол, которое только может существовать. Это большее зло, чем коммунизм или королевская власть. Все другие формы тирании являются очевидным злом, так как позволяли небольшой группе лиц управлять жизнями всех остальных. Свобода была уничтожена практически для всех. В то же время демократия учит, что вы можете проголосовать и таким образом, кажется, изменить систему к лучшему. К сожалению, таким образом позволяется кому-то ещё проголосовать против ваших свобод и отобрать у вас ваши права. В этом заключается её зло. Абсолютнейшим злом из всех существующих её делает то, что допускается отбирать свободы просто посредством голосования.

Каждый становится рабом и каждый становится рабовладельцем. Идеальное зло.

The End of All Evil (часть 6)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic